• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Вдохновение само придет, просто без труда его можно не дождаться»


Старший преподаватель департамента экономики и финансов, младший научный сотрудник Сектора эмпирического анализа рынков и компаний (GAMES) НИУ ВШЭ — Пермь Евгений Ожегов рассказал, что вдохновляет его на новые исследования, о трендах в эконометрике, а также о том, должны ли быть научные проекты прикладными. Публикуем вторую часть интервью Евгения для сайта пермской Вышки. 

— Вы ведете студенческий клуб по эконометрике. Расскажите о нем.


— Мы встречаемся каждую пятницу и обсуждаем актуальные эконометрические модели и исследования. Идея этого кружка возникла спонтанно. Мы набирали желающих на продвинутый курс по эконометрике, но таковых оказалось немного. В то же время не хотелось терять ребят, у кого все же есть интерес к эконометрике. Поэтому решили открыть клуб. К нему подключились ребята с 3-го курса, которые только начали изучать эконометрику, а также сотрудники Центра прикладной экономики. У них тоже есть потребность в изучении эконометрики для развития исследований.

— Экономисту без эконометрики не обойтись?

— Смотря какому. Есть экономисты-исследователи, есть экономисты-практики. Академическому исследователю – нет. Это не плохо, это просто разные задачи.

— Какие сейчас тренды в экономической науке?

— Много неизученных эффектов, связанных с поведением потребителей. Например, как производители выбирают дизайн товара. Мы примерно понимаем, как изучать выбор потребителей: по прошлым покупкам определяем выбор и строим прогнозы. А вот то, как производитель выбирает, как дифференцировать товар от конкурентов, не совсем понятно. Как оптимально выбирать дизайн, ориентируясь одновременно на конкурентов и на поведение потребителей – это перспективный вопрос, который, с одной стороны, вроде бы понятен, но с другой стороны — глубоко не изучен.

Постоянно появляется множество новых исследовательских методов, перед нами стоит задача их практического применения. 

Я пользуюсь такой стратегией: читаю передовые статьи по эконометрическим методам и размышляю, есть ли у нас такие задачи, на которых нужно показать применение этих методов. И оказывается, что эти задачи есть, они постоянно обнаруживаются на наших данных.

 

— На Ваш взгляд, исследования должны быть прикладными?

— Те исследования, которыми мы занимаемся, позволяют либо бизнесу работать более эффективно,  либо делать какие-то структуры рынков более эффективными. Но компании не всегда понимают, чем мы можем им помочь, они не разбираются в методах исследования. Нам необходимо самим понимать их потребности, объяснять и убеждать. Мы можем сказать, что у нас есть статьи в ведущих научных журналах, мы изучаем проблему и делаем это хорошо, то есть через публикации в журналах показываем вклад в науку. Это два неразрывных вопроса: с одной стороны, нужно пытаться привлечь бизнес, потому что им самим это будет интересно, с другой — нужно продвигать себя через публикацию в научных журналах.

— Бизнес идет на разговор?

— Конечно, много времени уходит на детальное объяснение. Мы изначально обсуждаем, что берем данные и выдаем рекомендации. Например, Пермский театр оперы и балета хочет увидеть какие-то рекомендации по ценовой политике. А мы, помимо этого, пытаемся выявить какую-то научную новизну в данном исследовании.

— Что Вам дает работа со студентами?

— Новые идеи. Студенты часто приходят и говорят: мне вот это интересно. С таким запросом увлекают в предметную область, и я в нее тоже погружаюсь. В студентах приятно увидеть собственный вклад, это приносит удовлетворение. Так, два моих студента 3-го курса опубликовали свои курсовые работы в журнале «Прикладная эконометрика». Это ведущий журнал по экономике в России и целевой для эконометрических исследований. Данный факт говорит об уровне знаний наших студентов, о том, что мы хорошо их учим.  

— Студенты вдохновляют Вас на новые исследования?

— Конечно! Могу привести много примеров. Наша выпускница Александра Сидоровых проводила исследование, как цены на квартиры в Перми зависят от транспортной доступности микрорайона. Были похожие зарубежные исследования, но в России своя специфика. На Западе важно, за какое количество времени можно добраться до центра на машине, а в России важно, насколько близко находится остановка, сколько маршрутов через нее проходит. Мы выбрали транспортные меры, которые еще не изучены. Было показано, что они важны и люди на них ориентируются при выборе квартиры.

Денис Орлов изучал, как формируется трансферная стоимость футболистов. Аналитические агентства считают рыночную стоимость каждого футболиста. Когда футболистов «продают» в другой клуб, формируются трансферная стоимость. Зачастую они сильно различаются, особенно когда за одного игрока борются несколько клубов. И нам удалось показать, что чем больше клубов борются, тем сильнее «накручивается» трансферная стоимость.

— Насколько эконометрика развита в России?

— Сейчас информация доступна повсеместно, мы учимся по западным учебникам, читаем лучшие статьи, используем передовые методы. Мне кажется, в ближайшей перспективе у нас не будет такого понятия, как российская эконометрика. Когда-то подобное расхождение существовало, в советское время эконометрика развивалась по своему сценарию. Например, в советское время теория игр решала такой вопрос: «сколько ядерных бомб необходимо иметь в зависимости от  их наличия у США». На Западе теория игр изучала конкуренцию между фирмами, чего в СССР не было. Были разные экономические системы, которые диктовали разные вопросы. Сейчас таких границ нет.

Вдохновение само придет, просто без труда его можно не дождаться.

 

— Кто для Вас является научным авторитетом?

— Не могу выделить кого-то одного, авторитетов много. Любой автор работы, у которой много цитирований, – авторитет, потому что он внес вклад в свое предметное поле, у него есть чему поучиться.

— Где Вы черпаете источник вдохновения, когда исследование «застревает»?

— Каждый ученый является немного писателем, потому что нам нужно писать статьи. А писатели часто говорят, что вдохновения ждать нельзя, нужно садиться и работать! Вдохновение само придет, просто без труда его можно не дождаться. Хотя очень часто бывает, что новые исследовательские вопросы или решения каких-то проблем возникают спонтанно. Но они не возникнут, если о них не думать и не изучать литературу, связанную с данными вопросами и проблемами. Мне кажется, что термин «исследование застряло» начинаешь применять в той ситуации, когда работать над ним не хочется. Нужно либо себя перебороть, либо просто заняться другой темой. 

— Есть ли у Вас хобби?

— Я катаюсь на горных лыжах, на велосипеде. Мне нравится активный спорт. Это адреналин, скорость, ощущение физической нагрузки на свежем воздухе. Лыжами я занимаюсь уже 13 лет, в основном езжу на базы Пермского края. Нравится тур одного дня в Губаху: пока едешь туда и обратно, это 8 часов, за которые можно поработать. А в перерыве 5 часов покататься на лыжах. Велосипед освоил недавно, стало скучно летом.