• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Глава в книге
Адаптация, миграция и культурная трансформация в изменяющейся природной среде Приуралья в раннем железном веке и эпоху Великого переселения народов: первые результаты и перспективы исследования

Перескоков М. Л., Шумиловских Л. С., Санников П. Ю. и др.

В кн.: Экология древних и традиционных обществ: Материалы VI Международной научной конференции, Тюмень, 2–6 ноября 2020 г.. Вып. 6. Тюмень: ТюмНЦ СО РАН, 2020. С. 84-87.

Препринт
Информативные возможности записных разрядных книг начала XVIII века

Захаров А. В.

Информационно-поисковая полнотекстовая система «Боярские списки XVIII века». 0220510249. Челябинский государственный университет, 2017

Осенняя «Весна…» в «Музыкальной шкатулке»

24 октября состоялось очередное заседание клуба «Музыкальная шкатулка», посвя­щенное балету Игоря Стравинского «Весна священная» (“Le Sacre du printemps”).

Для музыкантов и любителей классической музыки 2013 год – это год Стравинского. Ровно сто лет назад в парижском Théâtre des Champs-Élysées на авеню Монтеня прошла скандальная премьера балета «Весна свя­щенная». Изнеженные парижане, мечтающие насладиться романтической и сказочной музыкой в стиле Чайковского и увидеть хореографию в духе Петипа, были ошеломлены и обескуражены: ни музыка И. Стравинского, ни постановка В. Нижинского никоим образом не соответствовали их эстетическим канонам. Даже пасторальные образы на декорациях Н. Рериха не смогли умиротворить разъяренную публику: зал бунтовал, визжал, гремел, свистел; взаимные оскорбления эстетов-радикалов и толстосумов-традиционалистов переросли в драку. К приходу полиции дирижер Пьер Монтё был уже изрядно побит экзальтированными поклонницами «жизелей» и «сильфид». С каждым новым ударом ридикюлей и сумочек Монтё все больше убеждался в том, что время бескровных революций в музыке прошло, и что, по всей видимости, XIX век в искусстве окончательно ушел в прошлое. Наступала новая эпоха, причем наступала она больно…

 

С тех пор минуло сто лет, и «Весна…» наконец-то наступила в Перми. В начале июня 2013 года «Весна священная» впервые прозвучала со сцены Пермского театра оперы и балета в исполнении оркестра MusicAeterna под управлением Теодора Курентзиса на закрытии «Дягилевских сезонов». В начале октября Курентзис со своим оркестром записал «Весну…» для Sony Classical в Кёльне. Это событие стало еще одним поводом послушать и обсудить музыку Стравинского на «Музыкальной шкатулке».

 

На этот раз в качестве эксперта выступил заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин Андрей Александрович Борисов. Он рассказал о своих впечатлениях от первого знакомства с «Весной…» на концерте Леонарда Бернстайна в Ленинграде в конце восьмидесятых. По его словам, именно это произведение Стравинского пробудило в нем интерес к классической музыке.

 

В чем притягательная сила «Весны священной»? Почему пульс и ритм этой музыки по сей день кажется нам революционным? Каков философский смысл «Весны…»? Что скрывается за внешними картинами языческой Руси и рассказом об избраннице, коей суждено стать жертвой ради блага племени? На эти и другие вопросы пытались ответить участники встречи, слушая «Danse sacrale» в исполнении Владимира Ашкенази, Пьера Монтё, Эрнеста Ансерме, Пьера Булеза, а также обсуждая знаменитые балетные постановки в хореографии Вацлава Нижинского (реконструкция М. Ходсон), Пины Бауш и Теро Сааринена.

 

«Весна священная» – произведение философское не только по содержанию, но и по форме. Каждый его такт – это вопрос, с которым человек обращается к самому себе; каждый разрыв музыкальной ткани – это провокация и вызов, побуждение к рефлексии, к глубинному самообследованию. В одном из интервью Стравинский признавался, что писал «Весну…» в период тяжелейшего душевного кризиса. По его словам, надломленное биение этой музыки было призвано стать клином, способным «выбить» из страдающего человека душевную муку. Возможно, именно в этом признании Стравинского – ключ к разгадке подлинного композиторского замысла. Так или иначе, «Весна священная» остается открытым произведением, предполагающим бесконечный простор для интерпретаций. Представляется, что споры вокруг него не утихнут еще очень долго.