• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
ФКН
Глава в книге
Рождение европейской философии истории и логико-темпоральные схемы ренневизантийских авторов

Каменских А. А.

В кн.: Логика и онтология в византийской догматической полемике. Очерки: Коллективная монография. Т. 19. СПб.: Центр содействия образованию, 2020. С. 255-275.

Препринт
Информативные возможности записных разрядных книг начала XVIII века

Захаров А. В.

Информационно-поисковая полнотекстовая система «Боярские списки XVIII века». 0220510249. Челябинский государственный университет, 2017

«Форум дает уникальную возможность общения с людьми, которые занимаются принятием решений или разработкой внешнеполитических рекомендаций»

С 6 по 8 сентября 2016 г. в Крыница-Здруй (Польша) проходил XXVI Экономический форум. Второй год активным участником мероприятия становится декан социально-гуманитарного факультета Пермского филиала Высшей школы экономики Дмитрий Владимирович Офицеров-Бельский.

«Форум дает уникальную возможность общения с людьми, которые занимаются принятием решений или разработкой внешнеполитических рекомендаций»

- Дмитрий Владимирович, расскажите, как Вам посчастливилось стать участником форума?

 - Приглашение поступило от Института восточноевропейских исследований (организатора форума) еще в прошлом году. Среди международных экономических форумов он считается по значимости вторым после Давосского (ежегодный всемирный экономический форум в г. Давос, Швейцария. Прим. ред.). По крайней мере, в Польше уверены, что это именно так. Количество гостей, например, выше, чем на Азиатском экономическом форуме, который последние 15 лет проводится в Китае. Но, несмотря на то, что форум носит название «экономический», здесь обсуждаются не только экономические вопросы, но и политические. При этом с каждым годом блок политических вопросов становится всё более и более весомым. Форум длился три дня, а после его окончания я поучаствовал в экспертном семинаре, на котором мы, главным образом, обсуждали вопросы, связанные с международной безопасностью.

-  Хотелось бы услышать несколько слов о спикерах и экспертах из других стран. Кто они?

Если говорить о спикерах, то в основном это европейские политики, чаще из Восточной Европы. Несколько меньше стало в этом году участников с постсоветского пространства, за исключением Украины, представительство которой только увеличилось. Во главе делегации в 2016 году был премьер-министр Гройсман. Экспертов на форуме несколько меньше и всегда это эксперты-практики, хотя некоторые совмещают и с академической деятельностью.

- На форуме присутствовали представители разных стран: Италия, Бельгия, Швейцария и многие другие. Какой язык был рабочим на форуме?

- Традиционно, три рабочих языка. Это английский, польский и русский. Русский по той причине, что на форум обычно съезжается очень много политиков с постсоветского пространства. Вплоть до Казахстана. Как правило, с польским у них совершенно «никак», а с английским не всегда хорошо. Что же касается меня, я временами тоже предпочитал надеть наушники и послушать перевод, потому что от круглосуточного английского достаточно сильно устаешь, а голова должна быть свежей и ясной. А во-вторых, когда на английском говорят итальянцы, например, их очень непросто понять в силу их необычного акцента (смеется).

- Дмитрий Владимирович, а какова ваша роль в форуме? Вы были участником панельной сессии или, может быть, модератором дискуссионной площадки? 

- В прошлом году я подводил итоги панельной дискуссии по Европейской политике соседства – сейчас это очень актуальная проблема. А в этом году –  выступающим. Тема нашей площадки была одна для всех: «Россия и НАТО: партнерство или противостояние».

- Какие темы были затронуты на вашей площадке?

Я старался донести российскую точку зрения на этот вопрос до наших западных коллег. В данном случае это имело смысл, так как коллеги были готовы слушать и принимать во внимание. Тем более, что сделанные ими выводы из нашего общения так или иначе повлияют и на политическую практику. Например, заместитель министра иностранных дел Бельгии или итальянский генерал Винченцо Кампорини (человек, который еще недавно был начальником Генерального штаба Италии) сейчас является вице-президентом Института международных отношений в Риме, по сути мозгового треста итальянского МИДа. Другим моим коллегой по площадке был Александр Вондра, министр обороны Чехии в 2010-2012 годах.

Одной из важнейших и очень чувствительных для России проблем является милитаризация восточноевропейского пространства. Не так давно на Варшавском саммите было принято решение о размещении британских, немецких и американских батальонов в балтийских странах и Польше. Они в скором времени должны прибыть в Восточную Европу. И нас не может это не беспокоить. Я старался донести до западных коллег, что в таком случае Россия увеличит группировку ракетных комплексов «Искандер» в Калининградской области. Радиус поражения покрывает практически всю территорию Польши, но это вынужденные меры, и то, что мы вынуждены к ним прибегать, никого в России, разумеется, не радует.  В Польше сейчас активно обсуждается вопрос о размещении американского ядерного оружия в стране, и если это произойдет, то и меры, предпринимаемые Россией, будут симметричными. И я совсем не вижу, где же здесь заключаются интересы Европы?

Из-за следования в фарватере американской политики ряд европейских стран существенно повышают собственные риски. Североатлантический альянс всё больше начинает походить на Организацию Варшавского договора. Причем в последние годы ее существования. США всегда были донорами безопасности европейских стран,  они были заслоном от довольно жесткой коммунистической экспансии. Тогда, в эпоху идеологического противостояния, это было оправдано. В свою очередь  проблемой Организации Варшавского договора было то, что СССР, будучи лидером блока, не только не был донором безопасности, а наоборот – распространял собственные риски на союзников. Проще говоря, если бы дело дошло до глобальной войны, страны Восточной Европы были бы сметены с лица Земли просто потому, что являлись союзниками СССР, а не потому, что кто-то в Вашингтоне имел желание это сделать. И сейчас мы наблюдаем зеркальную ситуацию – непосредственных угроз для Европы со стороны России или, скажем, Китая нет. А вот активная и агрессивная политика США, нацеленная на сохранение остатков гегемонии и усиление контроля над союзниками, риски несет, причем немалые. Для меня было очень важно донести эту точку зрения для европейских коллег. И этот «месседж» был услышан. Это было видно из их реакции, которая пусть и была негативной, но, главное, что вообще была. Например, Винченцо Кампорини, уже упомянутый мной, был возмущен тем, что Россия всё глубже проникает в Восточное Средиземноморье и настаивал на усилении мер сдерживания. Да, напряжение между нами и европейцами сейчас достаточно велико, но оно же может вывести нас с ними на диалог. Если они вообще готовы к этому диалогу. Главная проблема европейцев на сегодняшний день состоит в том, что у них нет представлений об общих интересах. Их мысли и действия часто мотивированы своего рода «национальным эгоизмом», но при этом мы с ними часто имеем дело, как с неким единым целым. И этот парадокс является очень разрушительным для европейской политики в целом, а также для любых попыток выстраивания партнерских отношений с европейскими странами и даже для диалога.

- Дмитрий Владимирович, сейчас отношения между Россией и Польшей переживают кризис, и назвать их «дружественными» непросто. Скажите, пожалуйста, отразилось ли это каким-то образом на Вас? Ведь форум проходил именно на территории Польши.

- Нет, но из России представителей было не так много в общей массе, поэтому говорить сложно. Отношение к России и процесс обсуждения важных вопросов – это несколько разные вещи. Можно быть сколько угодно настроенным против России, но, тем не менее, игнорировать ее ни в коем случае нельзя. Со стороны поляков, откровенно говоря, агрессии чувствовалось даже меньше, чем, например, со стороны шведов. Так, шведы открыто называли Россию врагом, а поляки себе такого не позволяли. Да и вообще с русофобией в Польше я персонально, пожалуй, никогда не сталкивался. Возможно потому, что просто в речи нет акцента (смеется).

- А лично для Вас какое значение имеет форум?

Форум имеет большое значение для меня как эксперта в области международных отношений. Форум дает уникальную возможность общения с людьми, которые занимаются принятием решений или разработкой внешнеполитических рекомендаций. Это дает возможность поддерживать знание того, что действительно стоит за международными событиями. Ведь новостные  ленты – это далеко не показатель того, как живет мир. Такого рода форумы – не место, где занимаются пропагандой, которую мы видим на телевидении – российском или британском, американском и немецком. После таких форумов и получаются книги и статьи в области международных отношений.

- И напоследок о книгах! Дмитрий Владимирович, когда мы можем ожидать новую статью или книгу, где Вы будете выступать в качестве автора?

В скором времени, а именно до конца 2016 года, должна выйти книга в издательстве «Эксмо», посвященная двадцатипятилетним отношениям между Россией и НАТО, где я выступил одним из авторов и редактором. Название еще у нас не утверждено, но книга обещает быть увлекательной!

- С нетерпением будем ждать выхода книги!

Беседовала Полина Морозова