• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

614070, г. Пермь, ул. Студенческая, 38 каб. 310, +7 (342) 205-52-33, 6033

Руководство
Заведующий кафедрой Корниенко Сергей Иванович

Студенческая, 38, каб. 411, +7 (342) 205-52-44, 6044, sikornienko@hse.ru

Специалист по учебно-методической работе Наймушина Елена Сергеевна

Студенческая, 38, каб. 310, +7 (342) 205-52-33, 6033, esnaimushina@hse.ru

Документы

Положение о кафедре (PDF, 113 Кб)

 

Книга
От Кунгура до Русской Америки: маршрутами Кирилла Хлебникова: сб. док.

Глушков А. В., Кашаева Ю. А., Киреев И. В. и др.

Пермь: Государственный архив Пермского края, 2019.

Статья
The Topic of Penetration of Fire into Iron in Byzantine Christology

Biriukov D.

Review of Ecumenical Studies. 2019. Vol. 11. No. 3. P. 409-423.

Глава в книге
Благотворительная деятельность К.Т. Хлебникова (по материалам Государственного архива Пермского края

Глушков А. В.

В кн.: Благотворительность и меценатство в Пермском крае: исторический опыт и современные тенденции. 2019. С. 19-25.

Препринт
Информативные возможности записных разрядных книг начала XVIII века

Захаров А. В.

Информационно-поисковая полнотекстовая система «Боярские списки XVIII века». 0220510249. Челябинский государственный университет, 2017

В НИУ ВШЭ - Пермь прошла третья летняя школа по антиковедению

26–28 августа 2015 года сектором исторических исследований
НИУ ВШЭ – Пермь была проведена очередная – третья по счету – летняя школа, посвященная политическим режимам античности.

В этом году участникам было предложено обсудить проблемы взаимодействия социально-экономических и политических институтов древних обществ. К работе школы присоединились около тридцати преподавателей и студентов из нескольких городов России – Перми, Екатеринбурга, Казани, Тобольска, Красноярска, Челябинска, а также постоянный участник мероприятий сектора – профессор П. Дж. Родс из Даремского университета (Великобритания).

После приветствия и представления участников первый день работы школы открыла М. Ю. Лаптева (Тобольск) с лекцией «Монументальное строительство и общественные работы в архаической Ионии: личная воля или норма полисной жизни?».  Проанализировав организационные, инженерно-технические, художественные особенности храмового строительства, городского благоустройства (регулярная планировка, водоснабжение, гавани) и фортификационных сооружений в греческих полисах Ионии (Милет, Фокея, Самос, Смирна) в IX–VI вв. до н. э., М. Ю. Лаптева пришла к заключению, что все эти работы в значительной степени могут быть объяснены естественными для формирующихся полисов культовыми и хозяйственными потребностями, историческими условиями (непрерывные военные конфликты с соседними государствами, междоусобные войны) и в силу этого их в меньшей степени следует считать результатом личной воли басилеев и тиранов.

В. Р. Гущин (Пермь) в первой части своей лекции «Аристократия и демос: модели экономического поведения», рассмотрев процесс возникновения греческой аристократии (элитного слоя), высказал предположение, согласно которому появление аристократии не было результатом экономических процессов. Подтверждается это суждение формированием аристократического этоса (системы ценностей и поведенческих стереотипов), основу которого составляла воинская (в широком смысле – рыцарская) доблесть. По мнению В. Р. Гущина, на рубеже VIII–VII вв. до н.э. начинается бурное развитие морской торговли, участие в которой аристократов кардинально меняет их ценностную систему. На первый план выходят стремление к обогащению и роскоши, что позволяет говорить о социальной деформации аристократического сословия, попыткой остановить которую лектор усматривал в реформе Солона в Афинах. Вторую часть своего выступления В. Р. Гущин посвятил  экономическим интересам демоса, традиционным занятием которого было земледелие. Развитие торговли сказалось и на рядовых гражданах, видевших в торговых операциях средство борьбы с бедностью. Однако результатом вовлечения в торговые операции нередко становилось увеличение долгового бремени. Попыткой остановить разорение афинян и улучшить социально-экономическую ситуацию в Афинах ситуацию явились те же солоновские реформы.

Завершило работу школы в первый день выступление П. Дж. Родса (Дарем), обратившегося  к сфере государственных финансов афинского полиса. В лекции были рассмотрены основные финансовые институты Афин и их роль в системе учреждений как самого полиса, так и обоих морских союзов в V–IV вв. до н. э. Особое внимание было уделено источникам пополнения афинской казны, а также расходам полиса и союзных ему городов на государственные и общественные нужды афинян.

Второй день работы начался с выступления Д. В. Зайцева (Красноярск), озаглавленного «Лелантская война и ее экономические причины» и посвященного проблеме возникновения Лелантской войны. В ходе лекции Д. В. Зайцев охарактеризовал основные подходы к изучению войны, существующие в современной историографии. На материале источников были показаны сложности анализа истории архаического периода, а также важность учета не только фрагментарной нарративной традиции, но и массового археологического материала. Вопреки устоявшейся точке зрения, которая постулирует общегреческий характер Лелантской войны, Д.В. Зайцев выдвинул предположение о том, что этот конфликт носил локальный и затяжной характер. Вслед за тем лектор, обратившись к проблеме причин Лелантской войны, указал на роль экономических факторов в ее возникновении и отметил, что они были связаны не с торговой и колонизационной деятельностью, но с земельным вопросом, столь актуальным для полисов архаической Греции.

Д. В. Бубнов (Пермь) посвятил свою лекцию «Общество и хозяйство Сиракуз в период тирании Дионисиев» характеристике взаимодействия политического режима тирании и социально-экономических институтов полиса на Сицилии на рубеже V–IV вв. до н. э. Одним из проявлений такого взаимодействия стала серьезная трансформация структуры гражданского коллектива, выразившейся, в частности, в формировании уже на раннем этапе правления Дионисия Старшего особой социальной группы, условно обозначенной как «люди хоры». Ее возникновение, вероятно, связано с последствиями восстания граждан против тирании в 404 г. до н. э. Начав складываться в последние годы V в. до н. э., эта социальная группа просуществовала до времени захвата Дионом Сиракуз в 357 г. до н. э.. По-видимому, «люди хоры», число которых пополнялось за счет миграционной политики Дионисия Старшего, имели гражданский статус. Однако фактическое положение (проживание вне пределов города, отсутствие вооружения и ряд других особенностей) лишало представителей этой части гражданства в полной мере осуществлять свои права. По мнению Д. В. Бубнова, есть основания говорить о складывании в среде граждан под влиянием существующего политического режима большой прослойки фактически неполноправного населения. В связи с существованием этой категории населения в Сиракузах представляет интерес попытка проведения земельной реформы Гиппона в 356 г. до н. э., после падения режима Дионисия Младшего. Она, по-видимому, не столько была средством ликвидации имущественного неравенства в среде сиракузян и улучшении материального положения беднейшей части населения полиса путем уравнительного перераспределения земельной собственности, как полагали некоторые современные исследователи, сколько служила инструментом устранения социальных последствий политики Дионисиев в отношении сиракузского гражданства и являлась, вероятно, важным шагом на пути восстановления нормального функционирования полисных институтов.

Программу второго дня работы завершил П. В. Рубцов (Екатеринбург), в лекции которого «Возможности и пределы императорской власти в поздней античности: социально-экономический контекст» были проанализированы функции императорской власти в социально-экономической сфере поздней Римской империи. Это государство в течение долгого времени в исторической науке воспринималось как абсолютистское государство с «командной» экономикой, в современной историографии предстает более сложным феноменом, поскольку императорская власть не только (и не столько) формировала новые социальные практики, но в значительной степени была ограничена существующими социальными отношениями, потребностью в эффективном получении и использовании ресурсов, а также ожиданиями общества. Кроме того, представление о крайнем своеобразии поздней империи, как это признается многими современными исследователями, исходит из источниковой ситуации, которая зачастую не позволяет сделать однозначных выводов. В лекции императорская политика в социально-экономической сфере рассматривалась, прежде всего, на двух примерах из (по преимуществу) IV в. н.э. Во-первых, было рассмотрено изменение социальной структуры, инициированное императорским законодательством, но развивавшееся согласно базовым ценностям (поздне)римского общества. Так, реформы Константина, в результате которых сенаторский титул clarissimus распространился практически на всех, кто занимал должности в управлении империей, с одной стороны, привели к постепенному исчезновению всаднического сословия, а с другой - к необходимости создания новой иерархии в рамках высшего сословия. Во-вторых, экономическая политика позднеримских императоров, несмотря на широкие возможности законодательного регулирования (отраженные, например, в эдикте Диоклетиана о максимуме цен), зависела от конкретных обстоятельств и была подчинена обязательным, с точки зрения общества, расходам императоров - к примеру, на обеспечение крупнейших городов империи продовольствием.

В заключительный день работы состоялся мастер-класс П. Дж. Родса, в ходе которого слушатели получили возможность попрактиковаться в анализе эпиграфических памятников на примере двух документов, связанных с вопросами афинской экономики эпохи второго морского союза (IV в. до н. э.): один из этих двух декретов регулировал некоторые особенности обращения серебряной монеты в Афинах, а другой был посвящен контролю за хлебной торговлей.

На последнем заседании участники летней школы, подведя ее итоги, поделились мнениями о содержании лекций и высказали пожелания по поводу организации дальнейшей работы. В целом школа получила положительную оценку со стороны лекторов и слушателей, поддержавших предложение о проведении подобных мероприятий в будущем.